Спала на холодном кафеле и попала под обстрелы: студентка из Харькова рассказала о пережитом ужасе войны

Фото: 24 канал

С начала войны Харьков и область стали целью обстрелов россиян. Ракетные удары оккупанты наносят и по сей день. Корреспондент IPnews пообщался со студенткой одного из харьковских вузов Кирой о первых днях войны, о нынешних условиях жизни и об обстановке в городе.

—  24 февраля —  первый день войны. Каким он был для тебя?

—  Я проснулась в 5 утра от громких звуков, сначала подумала — ветер или сильный дождь. Потом прислушалась и поняла, что это не погода. В этот момент мне написала подруга «ты слышала это? Это выстрелы. Война началась».

Были очень смешанные чувства: страшно, непонятно что происходит, куда бежать и что делать. Этот день изменил мою жизнь. Я подумала «ну вот, это случилось»…

— Что тебе пришлось пройти за эти дни войны?

—  Первые дни я спала на холодном кафеле, пять дней без света и отопления, а это был февраль. Мы бегали к друзьям во время обстрелов для того, чтобы связаться с семьей и зарядить телефоны. Нам приходилось спать вдвоем в холодном убежище на фанере шириной меньше метра. Питались один раз в день. Я попала 2 или 3 раза под обстрел. Это был постоянный стресс.

Каждый день для меня был тяжелым. День, когда я покинула дом. Очень тяжело было, ведь это родное, там вся жизнь. День, когда бомбили общежитие, во время того, как я была в душе. В тот момент я подумала, что это конец. Дни, когда прилетел снаряд в место, где я нахожусь (не хочу называть локацию). В тот момент, я находилась на онлайн-занятии и пришлось выйти из убежища на 1 этаж. Когда над нами пролетало, были те же чувства, как и во время обстрела общежития.

— Какие обыденные вещи стали для тебя чем-то особенным во время войны?

— Поход в душ. Раньше это было обычным делом, об этом даже не думаешь. А теперь в данных условиях это считается чем-то классным. Ощущения после душа во время войны – непередаваемые. Также и с макияжем. Уже привыкали быть без косметики, но когда накрашусь — странные чувства, очень непривычно себя видеть.

— К чему ты уже успела привыкнуть в условиях войны?

— К выстрелам, звукам бомбежки. К обычным взрывам, даже когда рядом. Страшно и одновременно спокойно. Не знаю как описать. Скорее смирилась уже с ними.

— А к чему ты теперь уже никогда не сможешь привыкнуть?

— Не привыкну, что Харьков — уже не тот. Что я не смогу как раньше проснуться, пойти на пары. Сесть на троллейбус и поехать в центр. В самый красивый центр города, который я когда-либо видела. Центр Харькова всегда был одним из прекрасных и любимых мест. Красота города заставляла улыбаться, даже когда было очень грустно. И я не могу принять тот факт, что жизнь, которой я жила — не станет прежней.

— Где вы на данный момент и что сейчас с вашим домом?

— Я нахожусь в убежище. Дом целый, но я молюсь каждый день, чтобы все и дальше уцелело.

— Как сейчас в Харькове с едой и водой?

— Не знаю, как в других, но в мое убежище поставляют гуманитарную помощь, работают столовые и магазины (по времени). Есть продукты, иногда подвозят в магазины или достают остатки. В супермаркет мы ходим крайне редко, по необходимости.

— Почему не уехали из города? Была ли такая возможность вообще?

— Да, мне предлагали выехать в другие города и заграницу, но я не хочу. Просто не хочу. Страшно уезжать, неизвестно, что может случиться по дороге. Кому-то везет, а кому-то нет. Я не хочу проверять на себе эту удачу.

— Что ты сделаешь в первую очередь, когда закончиться война?

— Надеюсь вернуться домой. Хочется почувствовать себя в безопасности. Буду смотреть по ситуации и возвращать свою жизнь обратно. Чтобы это можно было назвать жизнью, а не существованием.

Любовь Науменко

Читайте также: Путин придумал новую цель войны в Украине

Хотите быть в курсе последних событий в Украине и в мире, следите за нами в Фейсбук и на канале Telegram

Читайте также