Без паники и 5 тысяч долларов помощи на семью: запорожец о жизни в Кореи во время карантина

Южная Корея намного ближе к Китаю, из которого пошел COVID-19, но отношение к эпидемии там намного спокойнее. На некоторые нарушения правительство закрывало глаза, никакой спекуляции с масками, а граждане были полностью защищены и обеспечены… Чем еще отличается Корея от Украины, читайте в нашем материале.

В Украине жесткие карантинные меры, введенные государством, стали причиной многочисленных споров и недовольства. Кто-то считал их слишком жесткими, кто-то недостаточно жесткими. Редакция Ipnews решила узнать, а как дела обстоят в странах, которые непосредственно граничат с Китаем?

Для этого мы связались с нашим, уже бывшим, соотечественником Андреем Литвиновым, который 11 лет живет в Южной Корее, куда переехал из Запорожья. Сейчас Андрей вместе с семьей живет в городе Кванджу, шестом по величине городе страны. Как ни странно, несмотря на близость с Китаем, откуда собственно и начал свое шествие по планете COVID-19, никакой паники в Южной Корее не было.

– Паники не было никакой вообще, никто не скупал туалетную бумагу и соль, магазины работали, на полках все было. Как будто и нет никакой эпидемии. Да, по телевидению постоянно рассказывали о ситуации с коронавирусом, о том, как от него защитится, но это никого не пугало. Государство начало выделять помощь людям, лично наша семья получила около пять тысяч долларов, поскольку у нас пятеро детей. При этом за обычными людьми жесткого контроля не было, контролировались в основном организации, как частные так и государственные, коммерческие и не коммерческие.

Не было и «масочной» проблемы, когда люди не могли выполнить закон, просто в силу того, что на рынке не было защитных средств, а те что были продавались с накруткой не в сотни, а в тысячи процентов.

– Государство также разработало систему, при которой каждый человек может покупать по две маске раз в три дня, при этом не было ни очередей за масками, ни ценовой спекуляции. Цена на маски была зафиксирована на уровне правительства. Все имеющиеся в наличии маски были распределены по аптекам страны. Получается, на каждого члена семьи ты мог купить себе по четыре маски в неделю. Многодетным семьям, таким как у меня приносили маски ящиками. У нас очень развита система благотворительных организаций, которые всегда готовы оказать помощь. В результате наша семья была полностью защищена и всем обеспечена, никакой паники не было и близко. В магазины, и другие места скоплений людей без масок на лице зачастую не пускали, при этом на улице никто никого не контролировал. Заходя в любое заведение, ты сталкивался с двумя вещами: камера с тепловизором и дезинфектор.

Тут стоит отметить, что в Южной Корее закон, это Закон, и ни один предприниматель не захочет рисковать своей репутацией, бизнесом и свободой в погоне за ежеминутной прибылью. С нарушителями расправляются жестко и быстро. При этом «сдать» такого нарушителя, может любой житель страны, и это не будет считаться «стукачеством», как в ряде стран бывшего СССР. Это будет просто выполнение гражданского долга.

– Всех предпринимателей и организации предупредили, что если у вас появятся заболевшие COVID-19, то вы мало того что заплатите штраф в 20 тысяч долларов, но еще и будете оплачивать лечение заболевшему человеку или нескольким людям. Именно поэтому в каждой организации предельно жестко относятся к вопросу карантина. Никому не хочется потерять бизнес.

Для нас это может показаться странным, но в Корее не стали прибегать к тотальному закрытию всего и вся. В основном под запретом оказали места массового скопления людей, при этом понятие «массовость», это десятки и сотни людей.

– Когда началась эпидемия, то на карантин закрылись музеи, зоопарки, некоторые государственные учреждения, парки отдыха и церкви. Что касается последних, то в них богослужения проходили онлайн, люди просто перестали ходить в церкви. Это коснулось церквей абсолютно всех конфессий. У нас есть одна из самых известных католических церквей в центре Сеула, которая закрылась впервые за сто лет своего существования.

Самое интересное, что, несмотря на полное закрытие школ, в Корее продолжали работать различные кружки и секции. Как рассказал Андрей, работали они на полулегальных основаниях, но правительство закрывало на это глаза, так как там считали, что дети не могут постоянно сидеть дома. Что же касается занятий в школах, то они, как и в Украине проходили в режиме онлайн. Открываться корейские школы начнут только с 13 мая, и процесс этот будет постепенным.

Не было в Южной Корее и дебатов касательно закрытия рынков. Все они работали, но, при этом строго соблюдали предписанные правительством карантинные меры. И под словом «строго» можно понимать в абсолютной точности с рекомендациями медиков.

– Если сравнивать то, что я слышал о карантинных мерах в Украине, то в Корее такого нет и близко. Рынки работают, полиция никого не отлавливает. Но, если у человека подтвердили COVID-19, то на него одевается специальный браслет, благодаря которому отслеживается, находится ли человек дома на самоизоляции. Если нарушить это правило, то последствия будут очень серьезными. То же касается и магазинов и предприятий, которые не соблюдают правила установленные во время эпидемии. Если в помещении не проводится дезинфекция, если нет камер слежения, если нет дезинфекторов для рук или человека проверяющего на входе температуру, то такую организацию закроют, и открыться ей уже не дадут.

Но не все так радужно в Южной Корее. В стране все-таки был инцидент, который повлек за собой огромную вспышку COVID-19, и связан он был с религией, точнее с одной из сект.

– У нас в стране действовала одна секта, деструктивная секта, как ее называли в СМИ. Та вот они, несмотря на запреты, решили провести свою службу, причем очень масштабную, с тысячами людей. На службу пришла одна старушка, у которой был коронавирус, в результате чего заразились около 8 тысяч человек. То есть большинство больных в стране – результат нарушения правил этой сектой. Теперь она под запретом, всех больных сейчас лечат. Если бы не этот случай, то зараженных было бы в разы меньше. Члены этой секты, для большинства корейцев – «враги народа».

Также Андрей упомянул и о политике, в частности о взаимоотношениях Южной Кореи с Китаем, откуда и пошел COVID-19. Не всем жителям страны пришлась по вкусу политика президента, который несмотря ни на что продолжал сотрудничество с Поднебесной.

– Было очень много разговоров о том, что Мун Чжэин (нынешний президент Республики Корея, — прим. ред.) уж слишком близко сотрудничает с Китаем. Многие, как и я сам поначалу были этим недовольны. Однако теперь мы видим, что эта дружба приносит хорошие дивиденды. Сейчас Корея зарабатывает на том, что продает произведенные у себя маски, медпрепараты, то есть страна получила большую выгоду от этого сотрудничества.

Сейчас большинство жителей Южной Кореи уже ходит без масок, говорит Андрей, страна постепенно выходит из карантина. Разрешены некоторые собрания, в частности в церквях. Корейцы тоже понемногу возвращаются к прежней жизни, ведь они уверены в своей безопасности и в том, что правительство знает, что делает.

Почему так происходит в чем секрет жителей Кореи? Андрей, отчасти, дает ответ и на этот вопрос.

– В Южной Корее сработала чисто корейская солидарность, чисто корейская черта. Если правительство что-то говорит – никто не спорит. Если сказали – носить маски, значит нужно носить маски. Если скажут сидеть дома, все будут сидеть дома. Нет ни демонстраций, ни протестов. Если кто-то выложит в соцсети фото без маски в общественном месте, то его «съедят» свои же. В глазах людей ты будешь негодяем, который всех подвергает опасности. Поэтому ты начинаешь осторожничать, ты понимаешь, что за тобой смотрит не государство, а само общество. Ты обязан не государству, ты обязан обществу.

Безусловно, государство в Южной Корее заботится о людях, материальная помощь, контроль рынка… Но все же вся страна держится на том, что каждый уважает каждого и все делается для общего блага, невзирая на неудобства для отдельных людей. Чем-то Корея напоминает муравейник, где каждый занят своим делом, но в случае опасности мгновенно становится частью целого, того, что можно назвать «коллективным сознанием». Здесь свое благо не отделяется от блага всеобщего. Возможно, и Украина когда-то достигнет этого, очень хотелось бы.

 

Читайте также: В маске на пляж и с резервным номером: в Кирилловке готовятся принимать отдыхающих

Хотите быть в курсе событий в Украине и мире, следите за нами в Фейсбук и на канале в Telegram.

Читайте также