Чем опасен карантин для экономики Запорожья и что ждет бизнес: экономист дал прогнозы на будущее

Дефолт, инфляция, безработица, курс доллара эти слова сейчас на слуху у всех. В Украине кто-то винит в этом мировой финансовый кризис, кто-то – коронавирус, а кто-то – правительство.

Ответить на сакраментальное «Кто виноват и что делать?» IPnews попросил доктора наук государственного управления, профессора, заведующего кафедры бизнес-администрирования и менеджмента внешнеэкономической деятельности ЗНУ Дамира Тагировича Бикулова.

– Дамир Тагирович, на данный момент в Украине свирепствуют три проблемы фундаментально влияющие на экономическую ситуацию: глобальный экономический кризис, пандемия коронавируса, и внутренняя экономическая нестабильность. Какая из них наиболее сильно влияет на ситуацию в стране?

– Каждая из этих проблем влияет на общую ситуацию в стране. Но я бы начал с внутренних проблем, не связанных с внешним влиянием. Они, собственно остались прежними коронавирус и мировой кризис их просто обнажили и показали уровень готовности населения и бизнеса помогать себе самим. К сожалению, в сложившейся ситуации в Украине работает закон джунглей – «выживает сильнейший». Со стороны государства никакие меры поддержки уже не работают, и тут уже отчасти, но только отчасти, сказывается и мировой кризис, и ситуация с коронавирусом, на которой я еще подробно остановлюсь позднее. Одновременно с эти, как ни странно, общемировой кризис помог Украине. Благодаря ему упали цены на энергоносители. Цены на многие услуги и товары если и не снизились, то, по крайней мере, не выросли столь значительно.

– Сейчас многие ругают правительство. По вашему мнению, оно может что-то сделать в данной ситуации?

– Правительство в данной ситуации практически бессильно, не имея ресурсов для того, чтобы поддерживать экономику, помогать предприятия, принимаются какие-то шаги, которые являются, по сути, декларативными. Их основная задача – успокоить людей. Однако ситуация вынуждает правительство делать хоть что-то, в частности одобрить отсрочку по выплате единого социального взноса (ЕСВ) для малого бизнеса. Казалось бы, правильный шаг, но это может создать дефицит пенсионного фонда. Вдобавок, раз мы говорит о пенсионном фонде, то следует помнить, что сейчас многие люди остались без работы, следовательно, они также не платят в пенсионный фонд. Дефицит пенсионного фонда – это тот фактор, который может вызвать серьезные социальные потрясения.

– Какова на данный момент экономическая ситуация в стране?

– В Украине в целом, как и в Запорожье в частности, ситуация вошла в фазу обострения. Очень многим предприятиям, особенно малого и среднего бизнеса, придется либо приспосабливаться к новым условиям, либо менять направление бизнеса, либо же закрыться. Дальше лучше не будет. Очень хорошо это показывает нынешняя структура потребительской корзины. Мы видим, что в приоритете у людей появился один фактор – выжить. Сейчас в приоритете у большинства продукты питания, медикаменты… Никто не покупает новые авто, дорогую одежду, не делает, например, пластические операции, если говорить о сфере услуг. Все хотят переждать.

– Сейчас многие пророчат Украине возможный дефолт. Так ли он опасен для Украины?

– Дефолт это вещь неприятная, но не такая смертельная, как многие ее видят. Фактически, это отказ страны от выплаты внешних долговых обязательств в силу объективных причин. Грубо говоря, если денег нет, то денег нет. Для многих будет открытием, но стране в состоянии дефолта стране продолжают давать деньги. Это называется перекредитование. Правда, для этого нужно желание со стороны кредиторов. Больше всего дефолт имеет психологическое влияние. Страдает банковская система и бюджет. Впрочем, для обычных украинцев это также будет иметь серьезные последствия. Рухнувшая банковская система потянет за собой непредсказуемые колебания курса, обесценивание национальной валюты. Государство будет не в состоянии залатывать дыры в пенсионном фонде, исчезнут резервные фонды необходимые в случае чрезвычайных ситуаций. Крупные предприятия, которые зависят от бюджета, также ощутят удар. Фискальные службы усилят давление на предпринимателей, государство будет вытягивать из страны все ресурсы для того, чтобы покрыть сумму дефолта. При этом будут максимально ужиматься все возможные государственные программы, образование, медицина и так далее.

– Насколько сейчас вероятен дефолт в Украине?

– Я бы оценил такую ситуацию в 10%. Сейчас дефолт в Украине не выгоден крупным финансовым силам в мире. На волне социальных потрясений к власти могут прийти более радикальные силы, которые вызовут непредсказуемую реакцию во внутренней и внешней политике, в тех же взаимоотношениях с Россией. Это похоронит всякую надежду на возвращение уже существующих долгов. Не стоит забывать, что сейчас Украина без малого должна 100 млрд долларов. И их надеются вернуть, так или иначе, в оборот МВФ и Международного банка. Такой опыт уже был, Украина возвращала свои долги неоднократно. Более того, все возможности для экономического возрождения и развития у страны есть. Есть проблемы в государственном управлении, в менталитете украинцев.

– Если говорить о Запорожье. У нас на территории города работают огромные металлургические предприятия, насколько сильно они пострадали от всех этих кризисных ситуаций и каковы их дальнейшие перспективы развития?

– Стоит отметить, что металлургическая отрасль действительно пострадала, в основном от изменения потребительских ожиданий. Спрос на металлопродукцию упал и, соответственно снизилась цена. Рост курса доллара помог металлургам компенсировать, отчасти, свои потери. Я думаю, что глубокого и затяжного кризиса в отрасли не будет. Спрос на продукцию запорожских металлургических предприятий всегда есть, ее покупают за рубежом, после чего дорабатывают на своих мощностях. Может уменьшиться рентабельность, меньше получит собственник, но вопрос в том, захотят ли работать на заводах сами люди. Может сложиться такая ситуация, когда у предприятий возникнет дефицит рабочей силы, людям будет выгоднее, грубо говоря, поехать «на клубнику» за границу. Вот тогда ситуация резко ухудшиться. Заводы, как мы видим, и так сокращают людей и уменьшают зарплаты.

– Помимо металлургии в Запорожской области также развита энергетическая отрасль, та же Запорожская АЭС. Какие удары ожидают эту сторону экономики?

– Самый опасный, и технологически и финансово, это кризис в энергетике. О нем предупреждают, много говорят, но о нем никто не слышит. Электроэнергия продолжает производиться, но платежи за нее приостанавливаются, и это касается не только населения, но и крупных предприятий. Кроме того, в последнее время упал уровень потребления электричества. Что дальше будет происходить в этой сфере сложно сказать, все будет зависеть от ситуации на энергетическом рынке.

– Раз уж мы начали тему АЭС, то не так давно на Запорожской атомной станции решили в условиях низкого спроса на электричество зарабатывать на криптовалюте. Как вы оцениваете такую инициативу?

– С точки зрения предпринимателя, если бы я имел доступ к дармовой электроэнергии, то начал бы майнить криптовалюту. Конечно, для этого необходимо иметь оборудование, но главное – доступ к электроэнергии. Однако, нужно помнить, что в майнинге криптовалют главное это процесс оборота этой самой валюты, а нее ее добычи. Сама по себе криптовалюта, это бессмысленные вычисления, никто не скажет, как стоимость это валюты поддерживается майнингом. Государство должно работать в легальном поле, а в Украине легальность криптовалют и вообще какие-либо законодательные упоминания о ней возникли только 28 апреля этого года. Тогда был принят закон, упорядочивающий оборот криптовалюты, но он очень не совершенен. Втягивать государство в такую авантюру сродни легализации марихуаны или проституции. Такие решения должны пройти долгую проработку, и оценку рисков и оценку возможной выгоды. Это не может быть единоличным решением какого-либо министерства. АЭС есть не только в Украине, но нигде такой практики, почему то, пока не применялось. Избыточную электроэнергию лучше продавать на экспорт, у Украины есть такая возможность.

– Если говорить о малом бизнесе, то какие перспективы у него?

– Тут все достаточно просто. Либо определенное предприятие сможет пережить кризис, карантин и, худо-бедно, но продолжит работать и развиваться… Либо такое предприятие закрывается, разрывает договор аренды и увольняет сотрудников. Кстати обратите внимание, сколько сейчас по Запорожью объявлений об аренде, особенно в центре города. Тогда работники этих предприятий пополнят армию «заробитчан». Несмотря на то, что пока часть европейских стран недоступна в связи с пандемией, наших людей там ждут. Украинская низкоквалифицированная рабочая сила очень ценится на европейском рынке труда, как бы это цинично не звучало.

Но это не значит, что весь малый бизнес вымрет. Людям все равно нужно будет покупать продукты, стричься, лечиться. Возможно, изменится структура предприятий, исчезнут одни, появятся другие, в том числе и крупные игроки. Сейчас это можно наблюдать в ресторанном бизнесе, крупные игроки, в том числе большие сети, вытесняют маленькие кафе и рестораны.

– В последнее время, по данным Запорожского центра занятости растет уровень безработицы. Схожая ситуация и в других регионах. Какие последствия может возыметь для города и страны в целом?

– Здесь последствия самые непредсказуемые. Ранее мы говорили о возможности работы за рубежом, но реально людей, способных уехать за границу не слишком то и много. По разным причинам, финансовым или личным, люди не могут выехать из страны. Оставшимся в Украине людям можно ожидать социальных потрясений и ухода в тень бизнеса. По превому пункту. Социальные потрясения это, зачастую, организованные акции, сами по себе они не возникают. Если их направляют, подогревают и финансируют, то это перерастает в  революционное движение. При этом денег в казне больше не станет.

По второму пункту. Сейчас в стране есть очень мощный репрессивный аппарат – фискальные службы. Если раньше можно было надеется, что в малом бизнесе не будут обращать внимания на определенные нарушения, то теперь такого нет. Для фискалов интерес представляет не только малый бизнес, но даже физлица предприниматели. Причем представляют интерес больший, чем крупные компании. Правительству нужно поддерживать малый бизнес, и делать это не декларативно. Например, сейчас есть госпрограмма кредитования малого бизнеса в гривне под 5-7% годовых. Прибавим к этому комиссии банков, и получим уже 15% годовых. Кому нужен такой кредит под такие проценты? Подобные шаги не вызывают доверия у бизнесменов, а вызывают непонимание.

– Насколько сильно повлиял коронавирус на ситуацию в экономике?

– Безусловно, эпидемия крайне негативно повлияла на ситуацию в экономике. Снижение мобильности людей, падение спроса, прекращение работы ряда предприятий… Но намного хуже, что коронавирус служит оправданием всех недоработок для правительства, любого, в частности в экономической политике. Эпидемия породила массу безответственности и чувства безнаказанности в системе государственного управления. Коронавирус все спишет. Это, конечно, прозвучит цинично, но если количество граждан уменьшится, будет меньше социальная нагрузка на правительство. В Беларуси и России пошли по другому пути, они посчитали, что лучше тысячи умерших, чем десятки тысяч голодных и злых людей.

– Какие сюрпризы может принести колебания курса валют?

– Курсовые колебания сейчас являются средством для выживания банков. На них они зарабатывают те деньги, которые ранее получали за кредиты и депозиты. Люди стали намного меньше брать кредитов и класть денег на депозит, естественно банкам просто не на чем зарабатывать. При этом на валютных колебаниях банки зарабатывают больше, чем на чём либо другом. Нацбанк, в свою очередь, регулирует курс валют в ручном режиме. Допустим, в стану приходит транш МВФ в 2 млрд долларов. Для того чтобы компенсировать нехватку средств в пенсионном фонде, поднимается курс доллара и 2 млрд долларов превращаются не в 54 млрд гривен, а в 60 млрд. Это деньги из воздуха. Другая ситуация, «Нафтогазу» нужно самостоятельно рассчитаться за энергоноситель. Курс снижается, валюта закупается на внутреннем рынке дешевле. В целом никаких серьезных колебаний, если не будет никак потрясений, курс серьезно «прыгать» не будет.

– Следует ли ждать ухудшения ситуации в ближайшем будущем?

– Ситуация будет ухудшаться если начнутся неправильные шаги со стороны госаппарата. Если возобновятся и усилятся проверки со стороны фискальных служб. Это возможно, если государство попытается компенсировать недостачу в бюджете, которая сейчас как никогда велика, за счет бизнеса. Тогда, соответственно, предприятия начнут уходить в тень, выплачивать зарплаты через ФОПы. Тогда и тот ручеек поступлений в бюджет, который есть сейчас, иссякнет. Государству придется выпускать облигации внешнего и, что самое главное, внутреннего займа и увеличивать доходность по ним. Тогда Украину ждет внутреннее банкротство, а это во многом хуже, чем дефолт внешний.

Также многое зависит от урожайности нынешнего года. В последние три года именно аграрный сектор является локомотивом экономики Украины, будет хороший урожай – будет легче экономике. Также государство должно взять в свои руки регулирование цен на определенные товарные позиции, прежде всего на продукты питания. Иначе с ростом цен мы можем получить голодные бунты, у людей просто не будет денег на продукты. В целом же у Украины есть все ресурсы, чтобы не допустить худших сценариев.

Читайте также: Из Запорожской области в Россию пытались экспортировать запчасть военного назначения

Хотите быть в курсе событий в Украине и мире, следите за нами в Фейсбук и на канале в Telegram.

Читайте также