Среди прокуроров, адвокатов и депутатов нашли десятки педофилов, — Аброськин

По словам Аброськина, во время расследования громкого дела выяснилось, что десятки извращенцев есть среди правоохранителей, адвокатов, прокуроров, депутатов местных советов, фотографов, учителей и представителей других профессий.

Первый заместитель главы Нацполиции Вячеслав Аброськин во время интервью рассказал, почему и когда он начал так активно бороться с педофилами.

— Чтобы было понятно, почему лично я этим занимаюсь, расскажу одну историю. В 2011 году в Севастополе были найдены мертвыми в сумках две маленькие девочки: Анастасия Балябина и Татьяна Мизина, одной 10, другой 11 лет, насколько я помню. На тот момент министром внутренних дел Украины был Анатолий Могилев. А я находился в «отпуске» — на пенсии. Господин Могилев принял решение уменьшить штат Департамента уголовного розыска, где я работал, и от 40 до 50 офицеров, которые занимались раскрытием тяжких и особо тяжких резонансных преступлений, документированием лидеров преступных сообществ, были вынуждены искать себе новое место службы или — на пенсию. Я был в их числе.

И тогда министр внутренних дел поставил задачу правоохранителям в течение 10 дней найти убийц: установить, задержать и привлечь к ответственности. И, действительно, где-то через 10 дней в прессе появилась информация, что убийца задержан — это оказалась женщина Наталья Растворова.

— Но это не она была, насколько я помню…

— Так сложилась судьба, что где-то через 10 или 11 месяцев меня восстановили на службе в Департаменте уголовного розыска МВД Украины. Анатолий Могилев на тот момент уже был назначен председателем Совета министров Крыма. И руководитель уголовного розыска страны генерал Василий Паскал сказал мне, что в связи с тем, что я довольно длительное время работал в Севастополе, нужно выехать туда в служебную командировку и разобраться: виновна ли женщина, которую задержали за убийство девочек, либо нет.

Читайте также: На Харьковщине отчим зверски изнасиловал 13-летнюю падчерицу

Я выехал в Севастополь вместе с еще одним офицером, полковником милиции. И когда мы приехали в город, то первое что я сделал — приехал к судебно-медицинскому эксперту Александре Вербицкой, которая производила судебные исследования трупов этих девочек. И она мне рассказала, что девочки до убийства вступали в половую связь как естественным путем, так и неестественным, о чем свидетельствуют обнаруженные на их телах повреждения. На это она обращала внимание правоохранителей еще в первые дни после вскрытия трупов детей.

После этого мы приехали в управление милиции города Севастополя, где нам сказали, что основной доказательной базой является признание этой Растворовой и исследование, которое ей провели на полиграфе — «детекторе лжи».

Дальше мы поехали в следственный изолятор Симферополя, где содержалась Растворова, увидели ее — она находилась в ужасном состоянии. Насколько мы понимали, над ней издевались арестованные. В связи с тем, что дело было резонансное, все знали, по какому она делу, поэтому сокамерницы издевались над ней, как только могли.

Когда я у нее спросил: как же вы вступали с связь с этими детьми? Она заплакала: «Я не знаю». Мы изучили все материалы и пришли к выводу, что дети вступали в половую связь с лицами, которые имеют отклонения, а именно педофилами. За короткое время мы провели объем работы, который позволил следователю принять решение и освободить Растворову из-под стражи в связи с тем, что ее вина не была доказана.

Читайте также: Под Кропивницким пьяный отчим раздавил младенца (Видео)

Далее мы стали отрабатывать версию, что к убийству этих детей причастны педофилы. И за пять или шесть месяцев расследования в Севастополе задокументировали не один десяток людей разного социального уровня, разных профессий, которые вступали в половые отношения с детьми. Мы проводили специальные мероприятия, документировали все, потому что это нужно было зафиксировать и только потом задерживать их. В течение полугода отрабатывали каждое лицо и проверяли на причастность к убийству именно этих детей.

Люди были разные: правоохранители, адвокаты, прокуроры, депутаты местных советов, фотографы, учителя, представители других профессий. И когда мы собрали эту информацию — она просто вызвала у меня ужас. Все это находилось в поле, закрытом для общества, занимало полку, на которую никто не обращал внимания, потому что и те дети, которые вступали в связь с данной категорией преступников по согласию, и даже те, которых к этому принуждали силой, — они не говорили об этом ни своим родителям, ни своим близким.

Поэтому говорить сейчас о каком-то всплеске… Нет никакого всплеска. Я вам объясню, почему вы так решили. Долгое время об этом не говорили. И даже родители, которые все-таки узнавали, что произошло с детьми, — старались не обращаться в правоохранительные органы, потому что… считали это позором, — объяснил Аброськин.

Читайте также: На Черкасщине пьяный отчим надругался над 11-летней девочкой

Хотите быть в курсе событий в Украине и мире, следите за нами в Фейсбук и на канале в Telegram.

Читайте также